Можно ли законно оптимизировать налоги дроблением бизнеса
Показано с 1 по 2 из 2

Тема: Можно ли законно оптимизировать налоги дроблением бизнеса

  1. #1
    Старший бухгалтер
    Регистрация
    17.08.2015
    Адрес
    14 регионов России.
    Сообщений
    563

    По умолчанию Можно ли законно оптимизировать налоги дроблением бизнеса

    Материалы газеты «Прогрессивный бухгалтер», май 2020.
    Ирина Антюфеева, адвокат, руководителем практики хозяйственных споров юридических и физических лиц РОКА «Советник».

    Дробление бизнеса – тема, волнующая многие организации, которые стремятся к минимизации налоговых отчислений, но Арбитражные суды РФ все чаще встают на сторону налоговых органов и признают налоговую выгоду, полученную в результате таких действий, необоснованной. Попробуем разобраться, где проходит грань между законным и незаконным дроблением бизнеса.

    Примеры из судов
    Вопрос о выявлении направленности действий налогоплательщика при создании разрозненной корпоративной структуры является для судов основным в делах об искусственном дроблении бизнеса. В тех случаях, когда схема дробления бизнеса выбрана налогоплательщиком лишь для снижения налоговых обязательств перед бюджетом, такие действия налогоплательщиков признаются Арбитражными судами РФ недобросовестными.
    Какие именно действия налогоплательщиков суды признают действиями по искусственному дроблению бизнеса для целей минимизации налоговых отчислений, от совершения которых лучше воздержаться, рассмотрим на примере Определений Конституционного и Верховного суда РФ.
    В п. 3, 5 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).
    Согласно определению Конституционного суда РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О, проверка соблюдения налоговыми органами закона, а также проверка законности и обоснованности решений правоприменительных органов, в том числе определение действительного размера налоговой обязанности налогоплательщика, как связанная с изучением и оценкой фактических обстоятельств конкретного дела, не относится к полномочиям КС РФ. Конституционный суд в названном Определении указал на выводы Верховного суда РФ о доказанности взаимозависимости и аффилированности общества и его контрагентов, в том числе исходя из наличия единого трудового ресурса, использования единого товарного знака, складского помещения и фактической организации работы, а также исходя из отсутствия ведения раздельного учета фактически полученных доходов.
    В связи с этим суд пришел к выводу об убыточности общества и имитации им хозяйственной деятельности, а также о правильности определения подлежащих к уплате сумм налогов. Все аргументы общества – о соблюдении норм НК РФ, праве юридических лиц самостоятельно определять рациональность ведения того или иного бизнеса и распределять обязанности, реальном характере выполняемых обязательств и об отсутствии пересечения по видам деятельности (как признаке самостоятельности) – приняты к вниманию не были.
    Кроме того, Конституционный суд РФ в Определении от 04.07.2017 № 1440-О сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.
    КС РФ также отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.
    В последние три года Верховный суд РФ также поддерживает нижестоящие Арбитражные суды РФ в их выводах по результатам рассмотрения судебных дел по существу о том, что:

    • юридические лица в результате искусственного дробления бизнеса (путем создания группы взаимозависимых организаций) получают необоснованную налоговую выгоду, выражающуюся в уменьшении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, налогу на добавленную стоимость и единому налогу на вмененный доход за счет использования налогоплательщиками, входящими с ним в группу, специальных налоговых режимов;
    • в правомерности доначисления суммы указанных налогов в том размере, в каком юридические лица должны было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности;
    • и привлечении к налоговой ответственности за неуплату налогов в требуемом размере.

    Продолжение читайте в комментариях

  2. # ADS
    Главный бухгалтер
    Регистрация
    07.11.2013
    Адрес
    Advertising world
    Сообщений
    1320
     

  3. #2
    Старший бухгалтер
    Регистрация
    17.08.2015
    Адрес
    14 регионов России.
    Сообщений
    563

    По умолчанию

    На уровне федерального законодательства отсутствуют нормы, раскрывающие такое понятие как «дробление бизнеса», ведущее к получению налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
    Вместе с тем, судебно-арбитражная практика исходит из того, что дробление бизнеса представляет собой создание большого количества юридических лиц, напрямую или косвенно взаимозависимых (как правило, присутствуют одни и те же бенефициары и (или) руководители, в том числе главные бухгалтеры, финансовые директора), обладающих большим количеством признаков до степени смешения – одинаковые виды деятельности, одинаковые банки, использование одного и того же программного обеспечения, совместительство трудовых ресурсов (использование одних и тех же аутсорсинговых компаний, нередко сформированных за счет бывших сотрудников группы юридических лиц) и т.д. (например сетевые организации (аптеки, рестораны, торговые, дилерские центры и т.д.), сфера гостиничных услуг и иное).
    В других случаях дробление бизнеса выглядит как разделение производственного процесса в том случае, когда каждая из раздробленных частей (выделенных или созданных организаций) не может существовать самостоятельно в отрыве от остальных, в совокупности представляющих собой единый непрерывный производственный процесс.
    Обоснованием дробления бизнеса в этом случае является отсутствие самостоятельности юридических лиц, работа с одними и теми же контрагентами (отсутствие собственного пула контрагентов), отсутствие необходимых ресурсов или их перераспределение между всеми участниками, а равно использование одних и тех же ресурсов всеми участниками дробления.

    Доказательства незаконного дробления
    Судебно-арбитражная практика исходит из того, что в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:
    • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее – ЕНВД) или упрощенную систему налогообложения (далее – УСН)) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
    • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
    • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
    • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
    • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;
    • несение расходов участниками схемы друг за друга;
    • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
    • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
    • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
    • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;
    • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
    • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
    • единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;
    • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;
    • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
    • данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
    • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Метки этой темы